обыкновенный фашизм

Фашисты. Какие они по вашему, современные русские фашисты?

Бритые молодцы в кожаных куртках? Бойцы арийской внешности одетые в стиле «military»?

Нет.

Это респектабельные тети в шубах, это средних лет мужчины выведшие собачку на прогулку, это водитель подержанного маленького джипа, это продавщица салона керамической плитки, это молоденькая докторша «скорой помощи», это пара мужиков только что купивших в эльдорадо пылесос. Посмотрите вокруг себя. 90% окружающих вас людей — фашисты.

Не читайте этот пост дальше. Не травмируйте свою психику. Там дальше очень неприятные вещи написаны.

Я предупредил.

Сегодня умер парень. Ему было 26. Саша его звали. Отец называл его «»Санёк», мама — «сыночком», а сестра — «Саней». Больше я о нем ничего не знаю. И всего этого я еще утром сегодня не знал.

Мы с женой подъехали к магазину керамической плитки. Я вышел и пошел ко входу. На ступеньках перед входом стояло несколько человек. Пара работников магазина плюс пара посетителей. Все смотрели куда-то в сторону. Я тоже кинул туда взгляд.

Саша лежал на земле, отец неумело делал «искусственное дыхание» и непрямой массаж сердца. Я побежал к ним.

— Что случилось?
— Я не знаю, он просто упал и перестал дышать.

В глазах 50-летнего мужика было только отчаянье. Я схватил Сашину руку. Секунд 20 искал пульс. Есть. Я почувствовал пару крохотных толчков.

— Раз, два, три — давай! Нос ему закрывай.

Я пытался раскачать сердце, отец — заставить работать легкие.

— «Скорую» вызвали?
— Да, вызвали, — крикнул кто-то с крыльца магазина.

Мимо проехало несколько автомобилей. Водители притормаживали что бы получше рассмотреть лицо умирающего парня. Лицо Саши было разбито. Он ударился об радиаторную батарею, которую они с отцом тащили на санках домой. Кожаная кепка, старая куртка, выцветшие спортивные штаны и полуразвалившиеся туфли для всех этих «людей» стали объяснением случившегося.

Рядом с ними уютно расположились мужчина, выгуливавший своего пса и тетенька в дорогой шубке. Все втроем они изучали Сашу. Собака обнюхивала, а «люди» осматривали. Время от времени они давали советы:

— Пульс поищи.
— Надо его с снега убрать.
— Не дави так сильно на грудь.

Остановился маленький подержанный джип.

— Скорую вызвали?
— Да.
— Ооо, да у него припадок.
— Какой припадок, он без сознания.
— Пьяный?

Больше разговаривать с ним было не о чем. Жена спросила, есть ли у него нашатырь в аптечке.

— Она у меня далеко, долго искать.

Дверь закрылась и мужик поехал по своим без сомнения важным и срочным делам.

Аня побежала в свою машину, достала нашатырь. Втерла в виски, ватка под нос. Я снова поискал пульс. Не было его. Парень умер.

— Дыши, Санёк, дыши!

Отец не знал что сын мертв. Я не мог ему сказать, поэтому продолжал.

— Раз, два, три — давай!

Отец зажимал нос и наполнял легкие сына воздухом. Легкие же бессильно возвращали этот воздух сопровождая его хрипом. Мы продолжали. Как сказать отцу, что всё кончено?

Тетенька в шубе спросила:

— Пульс есть?

Я помотал головой. Молча, что бы отец не слышал.

— Так а что вы тогда пытаетесь?

Тварь. Что же ты делаешь?

— Сынок!!!! Да где же эта скорая?

А люди всё проходили, машины всё проезжали. У всех дела, у всех заботы. Вон, например парочка пошла на выборы. В Липецке выбирают депутатов городской думы.

«Скорая» приехала через 40 (!) минут. Молоденькая врачиха неспешно вышла из машины и подошла к нам.

— Сделайте что-нибудь.
— А что я сделаю? Поздно уже.

Она даже не наклонилась пульс поискать. Мне казалось, что через секунду она брезгливо пнет ногой тело.

Мы с отцом и водителем «скорой» достали носилки. Сами же погрузили Сашу в «буханку». Аня тем временем побежала к Саше домой что бы привести его маму. Домофон не работал. Двое мужиков несли новенький пылесос.

— Откройте, пожалуйста. Мне в 57 квартиру нужно. Там парень умирает.
— Ты видишь, у меня руки заняты.

Открыл. Возле лифта Аня спросила, на каком этаже 57-я. «Не знаю», — буркнул мужичок.

— Пропустите меня?
— Езжай, раз уж так плохо. — столько сарказма было в этой фразе и в интонации, с которой она была сказана.
— Какой же вы добрый, — только и смогла сказать Аня.

Дальше отец узнал что сына больше нет, дальше, прибежала мать и все никак не могла поверить в случившееся, дальше — позвонили сестре, попросили приехать, дальше — приехала милиция, что бы выяснить почему у парня разбито лицо.

А народ вокруг все это время живенько обсуждал как пьянка довела парня до могилы. Народ рассказывал друг другу о каких-то интересных случаях из своей жизни.

Сытые, довольные, успешные. Им было противно дотронуться до парня который был одет хуже их. Все кто имеют меньше денег — быдло. Пусть хоть все перемрут.

Придя домой они расскажут друзьям о том, что сегодня умер еще один пьяница. Они повздыхают и пойдут смотреть по ящику как в нашей стране хорошо.

Они — настоящие фашисты! Ненавижу их…